Тело буддийского монаха не изменилось даже через два месяца после смерти