Убийство в Могилеве, которое раскрыл президент

После убийства 38-летней могилевчанки в 2009 году ее отец 8 лет обивал пороги всех инстанций, не соглашаясь с оправдательным приговором. «Хотел даже писать в суд ООН по правам человека. Повезло — удалось лично встретиться с президентом», — говорит Леонид Яковлевич. Александр Лукашенко «изучил дело за сутки», и его возбудили по «вновь открывшимся обстоятельствам».

— И вот судья зачитывает приговор — долго так. И говорит: оправдать и немедленно освободить его из-под стражи. Жена села и часа два не могла встать — у нее инсульт был. А этого быстро вывели родственники, шапку на него нацепили, куртку — и в машину. Понимаете, они будто заранее знали, что его оправдают, — разводит руками мужчина.

Судья, которая рассматривала это дело, на пенсии уже несколько лет. В разговоре с журналистом TUT.BY женщина отказалась обсуждать историю 2009 года, но заметила, что помнит это дело.

— Для меня это был первый оправдательный приговор по этой статье (ст. 139 УК «Убийство». — Прим. TUT.BY). Я работала качественно, поэтому приговоры оставались в силе. В моей 30-летней практике судьи было всякое: по пять раз могли отменять и снова к производству принимать.

После приговора отец убитой писал письма во все инстанции, ходил на приемы. «Я и в Администрацию президента писал не раз, и ходил, но меня не пустили. А потом удалось с президентом лично встретиться», — рассказывает могилевчанин.

Об обстоятельствах этой встречи он не говорит пока. О встрече известно лишь со слов Александра Лукашенко:

— Пришел и говорит: Александр Григорьевич, ну не может быть, чтобы было так, как суд принял решение, и так, как следствие провели. Я сел и сам за сутки изучил его. И дал команду прокурору и председателю КГБ, чего бы ни стоило, расследовать это уголовное дело. Негодяя нашли в России, привезли в Минск, возбудили снова уголовное дело, начали расследовать.

Как позже объяснил председатель КГБ Валерий Вакульчик, сейчас доказать виновность удалось благодаря экспертизе профессора Сергея Лебединского, автора работ по психолингвистическому анализу речи. Он проанализировал показания бывшего фигуранта и его явку с повинной. Кроме того, появилась возможность анализа ДНК из биологических смывов, полученных в 2009 году при осмотре места происшествия, на раковине. Там нашли кровь и клетки подозреваемого.

Сейчас Леонид Яковлевич боится только одного: уснуть и не проснуться, так и не добившись наказания для убийцы дочери — у мужчины проблемы с сердцем и сосудами.

— Дочку не вернешь, я знаю. Но у меня теперь это, наверное, последняя цель в жизни: добиться справедливости.

Источник