А вы бы купили здесь дачу? Результаты анализа почвы из ближайшей к радиационному заповеднику деревни

В конце июля президент подписал указ об отмене охранной зоны Полесского государственного радиационно-экологического заповедника (ПГРЭЗ). Событие вызвало резонанс. Что это значит? И какие может иметь последствия? На эти и другие вопросы мы искали ответы в августе, когда отправились в один из районов Гомельской области, которого коснулся указ — Наровлянский. Узнали, что думает об отмене охранной зоны местная власть и как к нововведению относятся простые люди. Мы наведались в самую крайнюю деревню на границе с ПГРЭЗ — Конотоп, пообщались с местными жителями и прихватили землю из огорода, где выращивается все — от картошки до арбузов. Пробы отвезли в Институт радиологии, чтобы исследовать почву на содержание радионуклидов. И вот сообщаем результаты.

Напомним, нас угощали налитыми золотом под щедрым наровлянским солнцем грушами, мы любовались красавицей Припятью, общались с местными, которые на вопросы о радиации лишь отшучивались. При этом вполне серьезно делились собственными наблюдениями, мол, те, кто когда-то уехал из родного Конотопа, уже умерли, а кто остался — до сих пор живы и здоровы. В качестве доказательства нас познакомили со старейшей жительницей деревни — 90-летней Евгенией Ефимовной Ковальчук. Пенсионерка отказалась от переезда в город и говорит, что ни разу об этом не пожалела.

— Вот туда — уже нельзя ходить, — кивает на другой берег реки Евгения Ефимовна. — Так я и не хожу, что мне там делать? У меня все в огороде. Картошка, огурцы, капуста, кавуны даже растуць, только в этом году халодна было, маленькие еще совсем, — рассказывает пенсионерка. Сложно представить, но в каких-то 200−300 метрах от ее дома — зона радиационного заповедника.

Именно с огорода Евгении Ефимовны мы и прихватили немного земли. Еще одну пробу берем за деревней, на самой границе с заповедником, и везем в Гомель, в Институт радиологии. Там в лаборатории массовых исследований оба образца проверят на содержание в почве радионуклидов — стронция-90, цезия-137, а также продукта распада плутония-241 — америция.

Пакету с землей из огорода присваиваем № 1, пробе, взятой на границе с ПГРЭЗ, — № 2.

Пишем заявление, оформляем договор.

В лаборатории признаются — исследования почвы на радиацию от частных лиц производят нечасто. Удовольствие это не из дешевых: за анализ двух проб по трем показателям мы, к примеру, заплатили почти 150 рублей.

Через две недели были готовы результаты исследований.

На бумаге они выглядят так:

Первое, что бросается в глаза, — цифры двух проб разнятся в разы. Причем не в пользу земли с огорода Евгении Ковальчук.

В институте нас успокоили — результаты содержания радионуклидов ожидаемы для данной территории, ведь деревня Конотоп входит в Перечень населенных пунктов, находящихся в зонах радиоактивного загрязнения с правом на отселение.

Итак, согласно исследованию Института радиологии, в пробе № 1 содержится 49,5 Бк на кг стронция, что в пересчете на плотность загрязнения территории составляет примерно 0,3 Ки/км2, а содержание цезия находится в пределах 13 Ки/км2. Как видно на инфографике выше, плотность загрязнения цезием для данной зоны составляет от 5 до 15 Ки/км2.

Во второй пробе, несмотря на то, что она взята в нескольких метрах от границы с радиационным заповедником, показатели наличия стронция и цезия в разы ниже.

Но соответствие нормам не означает безопасность, уверен ученый-физик и общественный деятель Юрий Воронежцев.

— Несмотря на то, что в образце почвы № 1 цифры результатов исследования соответствуют установленным нормативам как для зоны с правом на отселение, я бы на месте Евгении Ковальчук не сеял в огороде ничего. Повторю еще раз, что это очень опасно для здоровья, — прокомментировал Воронежцев.

Но больше всего исследователя беспокоит наличие на участке у местной жительницы америция.

— Законодательно америций-241 пока у нас никак не учитывается, и точные допустимые нормы его содержания в природе пока не определены. Но уже сам факт, что он есть — плохой знак. Америций является дочерним продуктом β−распада изотопа плутония-241. Его опасность в том, что он источник альфа-излучения и его активность со временем лишь увеличивается, период же полураспада более 400 лет. Его не должно быть вообще. Тем более в огороде.

Кроме этого, Воронежцев снова обратил внимание на проблему мозаичности (пятнистости) выпадения радионуклидов, когда на расстоянии нескольких метров показатели могут отличаться друг от друга в разы.

— Смотрите, в огороде одни показатели, за деревней — в три раза меньше. Это в очередной раз доказывает — нельзя быть уверенным в том, что если здесь чисто, то и через 10 метров будет так же. И это нельзя проконтролировать. Представьте себе поле в 100 га, на котором выращивается, к примеру, картофель. Сомневаюсь, что при такой высокой стоимости анализов кто-то исследовал это поле досконально, — уверен Воронежцев.

— А вы бы купили дачу в Конотопе? — интересуемся у сотрудников лаборатории.

— Это смотря для каких целей.

Источник