«Боря, ты мне должен три ляма». В Минске судят военных и бизнесменов за поставку топлива Минобороны

Несколько лет литовская компания «Аксамеда» закупала зимнее дизельное топливо в России и поставляла его Министерству обороны Беларуси. Как считает следствие, топливо поступало по завышенным ценам. Например, если одна партия стоила 5,8 миллиона долларов, то обвиняемые присваивали себе 1,7 миллиона. Кроме того, бизнесменам предоставлялась инсайдерская информация о предстоящей закупке, за что сотрудники Минобороны, по данным обвинения, получали по 10−20 тысяч долларов. Один из фигурантов отрицает, что обвиняемые действовали в сговоре и влияли на конкурсную комиссию, тендер литовская компания выигрывала честно, деньги военным платили лишь за своевременную оплату поставки дизтоплива.

Бывшие сотрудники Минобороны вину признали в полном объеме. Судья интересуется, как согласуются между собой раздача взяток направо и налево, если сам Хартанович говорит, что нуждался в деньгах. И тот объясняет: эти суммы позволили бы ему рассчитывать в будущем на кредит в 1,3 миллиона долларов.

Обвиняемый категорически не согласен с тем, что цена на дизельное топливо была завышена, объясняя, что никто не может сказать цену на несколько месяцев вперед, ведь она зависит от нескольких факторов: стоимости нефти, транспортировки, курса российского рубля. При этом часто повторяя, что к поставкам «Аксамеды» не имел никакого отношения.

— Следствие говорит, что мы заработали большие деньги. Где были остальные? Почему никто не участвовал и не хотел? — эмоционально спрашивает Олег Хартанович. — (…) Сделка могла быть выгодной, так и невыгодной.

— Зачем тогда советовали ее вашему другу Кулагину? — спрашивает гособвинитель Александр Толстогузов.

— Я посоветовал, он сам принимал решение. Рассчитывал, что в будущем сможет одолжить мне деньги, очень хотел закончить проект. (…) Я осуществил свою мечту, сегодня у меня лучшая свиноферма в стране. (…) Между «Аксамедой» и моим фермерским хозяйством был заключен займ, первоначально был должен около 2 миллионов долларов, сейчас — 300 тысяч евро, ежемесячно выплачиваю 39 тысяч евро.

В 2013−2015 годах, как указывает Хартанович, он обратился к бизнесмену Борису Лазерко с просьбой дать взаймы его другу Александру Кулагину около миллиона долларов. Но о чем они договорились, он не знает. Все документы между Лазерко и Кулагиным поручил передавать своему водителю, сам в детали не вникал.

— Почему вы не познакомили Кулагина и Лазерко, если речь идет о миллионе долларов? — спрашивает прокурор.

— Зачем? Вот выйдете на пенсию, начнете заниматься бизнесом и поймете, — ответил гособвинителю Хартанович.

Кроме того, по версии следствия, в тендере для видимости конкуренции участвовали компании по предварительной договоренности с Олегом Хартановичем. Он отрицает и это. Участие племянника в аукционе объясняет тем, что тот «амбициозный» и он ему лично советовал не лезть в поставку дизтоплива.

— Чтобы понять, как это делается, нужно побыть в этой ситуации, — отвечает Хартанович на многочисленные вопросы судьи и прокурора о том, зачем он передает взятки, если утверждает, что в сделках с Минобороны не участвовал.

2 августа 2017 года ему было предъявлено обвинение по ч. 2 ст. 243 УК (Уклонение от уплаты налогов), ч. 6 ст. 16 (Соучастие в преступлении). Вину признал и написал явку с повинной, в которой указал, что деньги Несмачному передавал за нужную информацию о предстоящей закупке. Сегодня в суде он от этих слов отказался.

— Когда ее писал, мне сказали, что нужно указать что-то формально. Чтобы облегчить себе участь, написал это, — комментирует Олег Хартанович.

— Как тогда появилась явка с повинной? Вы писали ее добровольно? На вас оказывали психологическое или физическое давление? — обращается к обвиняемому судья.

— Писал добровольно, никто давления не оказывал.(…) Очень хотелось домой, к детям.

— То есть, готовы были на себя все взять? — уточняет судья Наталья Бугук.

— Представляете, да!

У обвиняемого Хартановича арестовано фермерское хозяйство «Игуменское», 55% уставной доли в другой фирме, несколько автомобилей: BMW 730, Peugeot, Renault 380… Под арест попали машины, оформленные на жену и маму. Кроме того, наложен арест на системные блоки, ноутбук, 2 телевизора, 2 монитора, микроволновую печь.

Допрос обвиняемых продолжается.

Источник