Два известных репетитора открыли в Минске частные школы. Как и чему они учат за 700−800 руб. в месяц

После того как Министерство образования отменило экзамены в пятые классы гимназий, известный минский репетитор Андрей Григорьев задумал открыть частную школу. Другой известный репетитор — Евгений Ливянт — обвинил его в соцсетях в том, что он умышленно лоббировал решение Минобра. А потом взял — и тоже открыл собственную школу. В итоге на карте Минска появилось два частных учебных заведения — очень разных и кое в чем даже противоположных. В один из первых сентябрьских дней TUT.BY побывал в двух школах. Рассказываем, как они устроены.

Школа, над концепцией которой работал Андрей Григорьев: гаджеты только для учебы и никаких оценок

Частная школа STEAM находится по адресу: Минск, проспект Победителей, 5. Пока это — несколько кабинетов на третьем этаже офисного здания, 30 детей, 8 учителей, один завуч и один директор, а также попечительский совет.

Евгений проводит краткую экскурсию по центру. Вот — кабинеты для занятия физикой и химией, тут — компьютерные классы, здесь — помещение для занятий по робототехнике. В них — без излишеств, все по делу. Основа школы — это помещения репетиторского центра на втором этаже. Вскоре к нему «присоединится» арендованный первый этаж.

Просим рассказать о концепции школы. Евгений отмечает: она простая.

— Профессиональные, крутые учителя, которые умеют мотивировать и учить. Это — главное в школе и такая наша своеобразная форма протеста. В моем понимании учеба — не ивент, а ежедневный труд взрослеющего человека. Мы даем хорошее классическое среднее образование, к которому прибавляем упор на английский, логику, программирование и робототехнику.

В чем цель среднего образования по Ливянту?

— Я практикующий учитель. И как учитель считаю, что для всех было бы неплохо, чтобы у молодого человека был запас знаний, навыков плюс умение работать самостоятельно, правильно распределять усилия. Вот, например, кто-то скажет: «Кому нужна ваша тригонометрия?» Но в действительности она помогает разобраться в сложном массиве информации, понять закономерности, связи с алгеброй и геометрией. Человек учится решать задачи, даже самые сложные. Во взрослой жизни такому человеку можно доверить практически все. Это как тренажер. Я против «захакатонивания» образования. Свобода прекрасна, но важно и подчинение требованиям. Мы против шоу, а вот ежедневный труд — это круто, это мы умеем делать.

При этом Евгений считает, что межпредметное обучение в формате его школы невозможно.

— Узнал об этом понятии, когда изучал сайты конкурентов. Никто из моих коллег в центре тоже о таком не слышал. В Минске нет учителя, который бы провел 210 таких уроков в год качественно.

В этом году филиал школы на Бельского принял 20 учеников. В шестом классе учатся 3 человека, в седьмом — 11, в восьмом — 6.

Занятия начинаются ровно в 9.00. Каждый день в расписании стоит от 5 до 7 уроков. Продолжительность каждого стандартная — 45 минут.

— Я, если честно, хотел начинать с 8 часов. Ведь наши ребята хотят успевать везде: и на спорт, и на кружки, и на танцы, поэтому занятия должны заканчиваться до 15.00. Это было нашим ограничением.

Занимаются в школе по программе и учебникам Министерства образования. Методики обучения — классические: объяснить, закрепить и проверить.

— Мы даем знания, умения, навыки. Методику обсуждаем по принципу «чисто повеселиться». Наши учителя знают, как добиться результата: через объяснение, закрепление и проверку. На уроках должно быть интересно и требовательно. Все учителя — из образовательного центра «100 баллов», поэтому я уверен, что учебный процесс будет проходить перфекционистски хорошо. У нас обычные школьные учебники плюс преподаватели всегда готовят свои материалы.

Система оценок в частной школе «Апельсин-100 баллов» тоже классическая.

— Мне нравится 10-балльная система. Ежедневно мы ставим две оценки — за выполнение домашнего задания и работу на уроке. Будем придерживаться 10-балльной системы, потому что дальше ребятам идти в вуз. Мы за оценки, а не за метапредметный подход. Во взрослой жизни танцев с бубнами не будет. Если сегодня ты сделал 15 ошибок, а вчера — 40, это все равно «двойка». Просто оценкам не нужно придавать сверхзначения. Ведь за каждой есть история. Если оценка в этот раз низкая, вероятно, до этого что-то шло не так. Важно разобраться и обсудить.

В школе довольно строгие правила: обязательно выполнять домашнее задание, не пользоваться гаджетами на уроках, не допускать поведения, которое мешает учителю или подвергает одноклассников опасности, не обсуждать и не подвергать сомнению требование учителя. За их несоблюдение может дойти даже до исключения.

— Да, у нас нельзя пользоваться гаджетами на уроках. Вообще, наши требования к дисциплине — вопрос доверия. Если родители считают, что к их ребенку учителя отнеслись несправедливо, они могут забирать документы. Если же вы нас выбрали, будьте добры доверять нам. Это не значит, что у нас казарма. Ничего подобного! Главное требование — не мешать учиться другим. Ведь если учитель переключает внимание на то, чтобы успокоить одного ученика, это несправедливо по отношению к остальным. Да, мы прикалываемся на уроках, но все в рамках учебы. С теми, кто пришел только развлекаться, возможно, мы простимся.

В месяц обучение в школе стоит 700 рублей. Бонус — на каникулах организуются бесплатные лагеря, дополнительные занятия вне учебной программы. Дополнительно придется заплатить за питание — это еще 120 рублей. Хотя Евгений считает, что горячее питание не такая уж необходимость.

— Внизу у нас есть кафе, мы договорились с владельцами, что они будут готовить обеды для наших учеников. Хотя, например, в Англии дети приходят в школу с ланчбоксами. Горячее питание, на мой взгляд, переоценено. Думаю, родители не враги своим детям и сами позаботятся о еде и их здоровье. Пускай сами разбираются. Причем здесь школа? Так же, как для меня нет разницы, как одет ученик и учитель. Главное, что на урок пришел.

«Около 60% от оборота школы уходит на зарплаты учителей», рассказывает Евгений. Он считает, что учитель должен чувствовать себя независимым как в суждениях и действиях, так и в финансах.

— Нельзя от учителя требовать клиентоориентированности. Не стоит сравнивать его с официантом. Если вы хотите результата, жесткая дисциплина и организация труда обязаны присутствовать. Иначе выйдет, как в поговорке: «Плохи те родители, которые не могут содержать ребенка до пенсии». Именно это взращивает дух непослушания. Есть свобода, а есть непослушание. Доходит до того, что ученики не подчиняются условиям задачи. У нас не казарма, мы умеем шутить. Но главное для нас — результат.

Какой Евгений Ливянт видит школу в будущем?

— Большие классы по 25−30 человек, полноценная школа, которая даст образование, воспитание, возможность реализовать себя во взрослой жизни. Вижу, что у нас не нулевые шансы в этом вопросе.

Источник