Как Еврокомиссия хочет упростить механизм введения санкций ЕС

Принцип большинства вместо принципа единогласия: глава Еврокомиссии предлагает изменить процесс принятия решений во внешней политике ЕС. Зачем это нужно и удастся ли провести реформу?

Экономический вес Евросоюза в мире является значительным. А вот в политическом плане Брюссель не всегда способен быть важным глобальным игроком. Одна из причин этого заключается в том, что не всегда просто и не всегда возможно найти общую позицию между 28 государствами, каждое из которых имеет свою внешнюю политику.

ЕС не хочет быть просто наблюдателем

Далеко не всем в Евросоюзе нравится такое положение дел. В частности, Жан-Клод Юнкер в последний год своего пребывания в должности главы Еврокомиссии хотел бы усилить роль ЕС как политического игрока на мировой арене. В своей ежегодной речи о состоянии Европейского союза 12 сентября он заявил: «Пришло время Европе взять свою судьбу в собственные руки, пришло время развить свою способность проводить мировую политику».

«Европа больше не может быть наблюдателем или просто комментатором международных событий. Европа должна быть активным игроком, архитектором завтрашнего мира», — считает Юнкер. Для этого, по его мнению, нужно, чтобы голос ЕС на мировой арене «звучал четко и ясно». А помочь в этом, по мнению Юнкера, могла бы реформа процедуры принятия решений ЕС во внешней политике.

Консенсус против большинства в Совете ЕС

Большинство основных решений во внешней политике принимает Совет ЕС по иностранным делам. За исключением отдельных вопросов, например, назначения специальных представителей ЕС, эти решения принимаются единогласно. То есть, если министр даже одного государства — члена Евросоюза не согласен со своими 27 коллегами, решение оказывается заблокированным.

В последнее время такое случалось не раз. Например, летом 2017 года ЕС впервые не смог принять заявление по правам человека в Китае, потому что его отказалась поддержать Греция. Через полтора месяца ЕС не смог ввести санкции против Венесуэлы. Наиболее критичную позицию тогда снова занимали Афины.

При этом решения в большинстве других сфер европейской политики Совет ЕС принимает так называемым квалифицированным большинством. Это значит, что в случае предложений Еврокомиссии для утверждения нужны голоса 55 процентов государств-членов (сейчас это 16 стран), где в сумме проживают минимум 65 процентов населения ЕС.

Что предлагает Еврокомиссия

После заявления Юнкера в Еврокомиссии пояснили, что хотят расширить правило квалифицированного большинства на три конкретные сферы внешней политики: права человека, введение или изменение санкций, а также гражданские миссии, созданные в ответ на кризисные ситуации за пределами ЕС.

В предложениях, опубликованных Еврокомиссией, отмечается, что такая реформа позволит ЕС занимать более весомую позицию на международной арене и быстрее реагировать на внешнеполитические вызовы.

В Еврокомиссии добавляют, что в большинстве случаев в итоге все-таки удавалось найти компромисс, но это занимало время, кроме того, из-за подобного промедления наносился вред «влиянию и сплоченности ЕС». Конкретные государства не называются, но в Еврокомиссии отмечают, что зачастую, когда одно правительство отказывалось поддержать общую позицию, это делалось не из-за «непреодолимых противоречий, а по причинам, не всегда касающимся рассматриваемого вопроса».

Как известно, в Греции, блокировавшей решение по поводу прав человека в Китае, есть значительные инвестиции из КНР. Так, контрольным пакетом крупнейшего в стране Пирейского порта владеет китайская государственная компания.

С другой стороны, был период, когда премьер Греции Алексис Ципрас заигрывал с Москвой. Тогда же, в 2015 году, звучали заявления, что Афины могут заблокировать введение санкций ЕС в отношении России за дестабилизацию Украины. Однако, несмотря на то, что сомнения в целесообразности продлевать ограничения высказывала не только Греция, ЕС до сих пор всегда удавалось сохранить единство по поводу антироссийских санкций.

«Давно назревшее предложение»

Эксперт по внешней политике ЕС брюссельского аналитического центра CEPS Эрван Фуэре считает, что предложение о реформе системы принятия решений назрело уже давно. «Особенно сейчас, когда США отказываются от участия во многих международных площадках, немыслимо, что ЕС оказывается не способен в одностороннем порядке сформировать единую позицию по таким важным вопросам, как права человека в Китае», — отметил он в беседе с DW.

Фуэре, много лет проработавший дипломатом ЕС, выступает за то, чтобы Брюссель пошел еще дальше и расширил принцип квалифицированного большинства и на другие сферы, например на вопросы, касающиеся расширения ЕС.

Откажутся ли правительства от рычага влияния?

Решение о том, соглашаться ли на предложенную Юнкером реформу, будут принимать главы государств и правительств ЕС в ходе специального саммита, который пройдет в румынском городе Сибиу 9 мая 2019 года. Причем требуется согласие лидеров всех без исключения 27 государств — членов ЕС (Великобритания к тому времени уже не будет входить в состав Евросоюза).

Захотят ли некоторые страны ЕС отказаться от того рычага давления, которым, по сути, является требование о единогласии в принятии внешнеполитических решений? Эксперт брюссельского аналитического центра CEPS Эрван Фуэре не берется это прогнозировать. По его мнению, саммит в Сибиу, который пройдет за две недели до выборов в Европарламент, — не самое благоприятное время для подобного решения. А вот после выборов инициатива может иметь больше шансов, добавляет бывший дипломат.

Пока же Еврокомиссия пытается убедить, что переход к правилу квалифицированного большинства защитит отдельные государства ЕС «от целенаправленного давления со стороны третьих стран, пытающихся разделить ЕС». Переход к голосованию по принципу большинства Фуэре считает «экзистенциальным» вопросом для внешнеполитической роли ЕС. «Нет сомнений в том, что в будущем все чаще будут возникать ситуации, когда будет необходимо, чтобы Евросоюз занял четкую позицию, в том числе и потому, что этого от ЕС будут ожидать и его партнеры», — подытоживает эксперт.

Источник